17 Май, 2017

Голоса в голове

Рассекреченный документ Армии США «Биоэффекты некоторых нелетальных видов оружия» описывает несколько технологий, которые были разработаны военными для «нелетального» поражения сил противника.

Ближний бой в работе телохранителя Часть 1

Нет более обсуждаемой темы в профильном среде, чем рукопашный бой во всем его многообразии. Второе место занимает стрельба – практическая, защитная, интуитивная, специальная и как только ее не называют. О других профессиональных навыках, таких как наблюдение, экстремальная медицина, оперативно технический осмотр и мероприятия, управление группой охраны, действия по тревоге, оперативному вождению автомобилей кортежа и пешему сопровождению охраняемого лица спорных текстов гораздо меньше. И понятно почему – это слишком специфично для непосвященных.

Но почему именно по навыкам силовому противодействию вооруженному и невооруженному нападению, а именно так можно обобщить тему разговора, постоянно развиваются оживленные дискуссии, появляются новые «системы», открываются широким массам «мастера-инструкторы», которые демонстрируют новейшие техники для телохранителей. Создается такое впечатление, что примерно на десять телохранителей приходится один такой специалист. А тех, кто разглагольствует на эти темы - вообще один к одному.

Последнее вполне объяснимо – каждый, и не только телохранитель, может иметь мнение на этот счет. Но не мнения, а систематические знания, умноженные на понимание поставленных задач ложатся в основу методик подготовки в этой многогранной дисциплине.

История развития прикладного рукопашного боя в частности, в КГБ СССР описана в книге «Телохранители. Путь в профессиональный мир», которая увидела свет в 2010 году. За разработку и утверждение программ подготовки и проверок личного состава отвечало специальное отделение боевой подготовки Отдела Службы и боевой подготовки по своей системной сути - штаб огромного управления. Не лишне напомнить, что плановые полугодовые проверки в форме зачетов сотрудники и офицеры «девятки» сдавали именно по рукопашному бою. Но секция оперативного карате в клубе «Арсенал» неустанно и целенаправлено совершенствовала базовые знания кубинской школы, полученные офицерами «девятки» на острове Свободы от мастера Рауля Рисо.

Во время работы над материалом с острова Свободы пришла траурная весть. Рауль Рисо ушел из жизни в возрасте 77 лет.

Соответствующая глава написана вместе с непререкаемыми экспертами в этой области – старшими офицерами 9 Управления КГБ СССР Валерием Ивановичем Самойловым, Геннадием Николаевичем Дементьевым , Евгением Георгиевичем Григорьевым. Огромную помошь в исторических и технических деталях оказали Александр Бейнарович, Александр Зудин и многие другие офицеры легендарной «девятки», которые по долгу службы и зову профессионального призвания совершенствовали не только термин «рукопашный бой», но и тактико-технические приемы именно того, что требовалось от офицеров 9 Управления КГБ СССР при работе на постах.

Все эти люди до сих пор остаются, что называется «в теме». «Крада», «Железный дровосек», Академия НАСТ строят свою работу именно на известной исторической базе и на более чем тридцатилетнем персональном опыте постовой работы этих специалистов. Все дидактические и методические вопросы решаются не в интернете, не за круглыми столами или по электронной почте, а практически в тренировочных залах на совместных инструкторских семинарах. Этим людям незачем участвовать в спорах-разговорах про то, как нужно готовить телохранителей и какая школа или стиль более подходит для этой профессиии.

Эти люди рассуждают совсем по-другому. Их рекомендации основаны на понимании не только постовой работы, но и специфики подготовки работающих телохранителей, а не тех, кто только собирается ими стать.

В профессиональной машине каждый делает свое дело. Кто – руководит, кто – исполняет, кто- обучает. Вся проблема в том, чтобы эти функции были триедины, а не превращались в персонажей известной басни. Цементирует единство только системный подход. В том числе и к обучению, а особенно в в профильной подготовке. Ближний бой – не исключение.

Представьте ситуацию в подразделении личной охраны, когла руководство «родом» из армии, «исполнители» - из милиции, а «инструктор» - из боксерского клуба «Груша»! Утрировано, но по образу верно. Такую машину «завести» неимоверно сложно, заставить ее ехать, еще сложней, но чтобы она еще и делала то, что требуется, необходимо затратить массу усилий...

При этом логично поинтересоваться, а как выглядит системная основа такого подразделения ? Как руководители сами себе представляют основы надежного функционирования организма под кодовым названием «группа личной охраны» ? Если каждый по-разному представляет цели и задачи своего системного уровня, то как искать «золотую середину», и будет ли она рациональной с точки зрения профессиональных требований к телохранителю ?

Российский рынок личной охраны – ниболее прогрессивный из аналогичных мировых. Об этом уже никто не спорит. Существуют объективные показатели развития. За двадцать лет установились основы профессиональной идеологии, основанной на лучших традициях легендарной советской школы, адаптированной к рыночным условиям. Суть рыночных отношений в изложении профессионалов предельно проста : потенциальные клиенты желают иметь лучшее. В мире сверхпотребления вопрос денег за эксклюзив никогда не стоит. В устновившемся понимании на российском рынке личной охраны это значит максимально надежные специалисты в обоих отношениях – как в обеспечении безопасности, так и в соблюдении комфортного времяпровождения охраняемого лица. Именно за это платят деньги.

Максимум эффективности в области обеспечения личной безопасности достигается за счет понимания своей роли и места телохранителями, использования своего умения через применение на посту наработанных профессиональных навыков. Приобретенные или наработанные навыки не имеют фиксированного уровня. Так, например перерыв в работе ( или тренировки) в шесть месяцев сокращает технический уровень навыков на 15-20 процентов.

То есть, навыки должны не просто постоянно нарабатываться, но и совершенствоваться с учетом общего прогресса в профильной области. В полной мере это относится и к навыкам ближнего боя. Заметим к навыкам, а не к приемам. Можно полгода лупить ногами и руками по мешку, изображать стойки и заниматься спаррингом с коллегами, называя это тренировками или занятиями по ближнему бою для телохранителей. Нарабатываемое путем многократного повторения с удивительной точностью закладывается в подсознание. Но что, если если эти приемы не сработают в реальной ситуации, с которой в большей степенью вероятности может столкнуться телохранитель ?

Где гарантии того, что инструктор отдает себе отчет в том, что тактика и техника скоротечного боя, которые он практикует соответствует реалиям постовой работы, если он сам не обладает опытом последней ? Ну не работал он телохранителем, хотя и завоевывал на соревнованиях кубки и медали и честно пролил в спортзале на большие синяки немало трудового пота. Что, если опыт армейского, а что еще более импрессивно, «спецназовского» боевого рукопашного искусства, переложенный на практику работы в условиях улицы, массового мероприятия, престижного ресторана или ночного клуба, где закономерности экстремальных ситуаций диктуются несколько иными мотивами и требованиями даст обратный эффект ? А зоркиие глаза камер наружного и внутреннего видеонаблюдения и строгие требования текущего законодательства эти инструктора помнят ? Как бы то ни было, но выбор инструктора остается за теми, кто прямо (охраняемое лицо) или косвенно (ЧОО, СБ) заинтересован в надежности конкретной группы охраны.

Они делают свой выбор и они платят деньги за зал и работу инструктора. Особым явлением на рынке выступают различные центры, клубы, школы и ассоциации специализирующиеся на боевых искусствах. В основном, они ориентированы на постоянные общие занятия со своими посетителями и последователями. Личные занятия боевыми искусствами телохранителем безусловно приветствуется, но не является оценочной категорией. Так, в КГБ СССР можно было заниматься чем угодно, но проверку весь личный сотав сдавали по единой программе рукопашного боя. В рыночных условиях не всех заставляют сдавать проверки. В том числе и требовать адекватности от инструкторов.

Да, в России много знатоков- инструкторов хороших и разных. Каждый из них прошел свой путь и имеет не только спортивный и служебный опыт, но кто-то имеет и достаточно высокие спортивные достижения.
Да, в России есть великолепные спортивные школы, воспитывающие многочисленных чемпионов в боксе и различных видах борьбы.
Да, в России не так давно культивируются и разнообразные восточные единоборства благодаря рыночному спросу на индивидуальное самосовершенствование.
Да, Рынок породил и экстремальные единоборства, вплоть до таких, которые не признают никаких правил.
Да, в России есть и много боевых подразделений, чьи наработки в области рукопашного боя тиражируются в рыночных условиях.

Не секрет, что российский рынок пытаются осваивать и зарубежные торговцы рукоборского искусства, больше похожие на цирковых клоунов в кимоно. Но при чем здесь телохранители, они работают не в кимоно и не на ковре или ринге.

Условия применения навыка прежде всего определяют задачи подготовки. Но никак не стили, школы или «системы». Тенденция приспособления имеющегося товара к рыночному спросу превратилась в технологию и прочно завладела сознанием тех, кто зарабатывает деньги не только курсами рукопашного боя, но и стрельбы, вождения автомобиля и другими прикладными дисциплинами, которые могут быть использованые в повседневной работе телохранителя.

Что же в этом плохого ? Плохого ничего нет. Просто после таких «занятий» нередко появляется удивление почему телохранители не применяют это на практике ? Просто потому, что практически не применимо. В классе, тире или спортзале привязать к теме можно все что угодно. Но вот на улице работает только то, что проверено личным опытом.

ИАЦ НАСТ России

Продолжение следует.

Все права защищены и охраняются законом. © 2009-2012 "QSec. Вопросы безопасности", © 2010 "ООО "ИД "Янтарный терем". Почтовый адрес: 236006  г. Калиниград, ул. Геологическая д.1
; тел/факс (4012) 960305; тел. (4012) 779-600
; е-mail - vb.kaliningrad@mail.ru

При поддержке Информационно-Аналитического Центра (ИАЦ) Национальной ассоциации телохранителей (НАСТ) России
Автоматизированное извлечение информации без согласования с редакцией ресурса запрещено. При использовании материалов гиперссылка обязательна.
Для замечаний и предложений используйте контактную форму для зарегистрированных пользователей.
Правила использования материалов, опубликованных на сайте ИАП "Вопросы безопасности" и Соглашение о конфиденциальности.
О портале   О журнале "Вопросы Безопасности"